Тетрадки 2014

Запой

В позапрошлом месяце кто-то кинул мне на счет мобильного одну тысячу рублей. В прошлом - опять та же история. В этом же пришла sms: "Ну прости, в этом месяце денег не будет - запой"

Спасибо тебе, незнакомец. Братья, давайте и мы все друг друга любить, а если уж не будет такой возможности, тогда пить только качественное.

Дорогие мои родные украинцы...

Дорогие мои родные украинцы. Я всегда вас любила, а сейчас - еще крепче. Вы такие красивые люди, которые как бы специально созданы для любви и только для любви. Мне стыдно, что мне нечем вас поддержать, потому что я слабый, трусливый и мирный человек. Я только за вас молюсь, но стараюсь делать это изо всех сил, от всего сердца. Один Бог знает, как вам сейчас трудно. Сейчас такие времена, когда всё выглядит так, как будто Бога нет. И вера моя слабая и жалкая. Но я всё равно буду за вас молиться и не перестану вас любить.

Если завтра нас всех завоюют инопланетяне

... а если завтра нас всех завоюют инопланетяне, мы будем чувствовать себя идиотами. А помириться не успеем.

Времена пошли тяжелые

Дорогой Дружок. Времена пошли тяжелые.
Когда собираешься нажать кнопочку "Опубликовать", не забывай, что у тебя всегда есть возможность сосчитать хотя бы до ста.
Или попросить Бога о даровании разумения.
Молитва 1-я
Господи, я человек грешный и не разумею, как должно, но Ты, Милостивый, вразуми меня, как нужно поступить.
Молитва 2-я свт. Иоанна Златоуста
Дай, Господи, сейчас моему недостоинству также благодать разумения, чтобы распознавать приятное для Тебя, а для меня полезное, и не только распознавать, но и совершать, чтобы не увлекаться и не прилепляться к пустому, чтобы сострадать страждущим и снисходить к грешникам.

А картинку на фляжку я рисовала !

А картинку на фляжку я рисовала!
Таки приятное занятие делать полезные вещи!

Пасха

Сегодня ночью на службе видела бабушку лет под сто, жалкую, маленькую, бедную. Едва остановила себя в порыве что-то срочно для нее сделать, даже не знаю что. Такой пронзительно несчастной показалась мне вся ее фигура, и как она вытирала руками глаза, ни на кого не глядя, согнувшись к полу, опершись на обыкновенную палку от дерева, в старом пальтишке, каких-то тапках и огромном платке до носа. Когда же я уже выходила из церкви, то наткнулась на нее же, лицо у нее сияло в невыразимой и высокой радости, она шептала что-то, и я почувствовала позвонками, что вокруг нее - счастье, счастье, счастье. Очень давно я не видела такого счастливого человека. Даже подзабыла уже, что такие бывают.

Одесса

Спасибо, любимые. И вам того ж.
Хотела бы я под каждым поздравлением написать «спасибо» и сыпануть от души восклицательных знаков и смайликов.
Но не могу: не успела догоревать о беде в Одессе.
Теперь даже смайлик напоминает мне Одессу. Любой человек, голубь, порыв ветра, дерево, слово, остывшая тарелка с супом – всё напоминает мне Одессу.
Когда-то в прошлой жизни я отмечала 8 мая с друзьями и водкой. Но главное случалось утром 9-го. Мы с моим другом профессором доставали из холодильника недопитое и начинали пить за каждое сражение – с сорок первого до сорок пятого. На правах жаворонков мы надирались - от рюмки к рюмке, от сражения к сражению, когда все еще спали. И я знала, что вот он пришёл, единственный день в году, когда надраться в хлам – это хорошо и правильно. Профессор рассказывал, как всё было, какой ценой мы победили, и какой духовности может достичь простой, обычный человек, если он возвышается до готовности без разговоров и торга отдать жизнь за Родину. А я курила, щурилась от слёз и смотрела в рюмку.
Этой осенью у нас с Одессой было первое свидание, и мне показалось, она пошла со мною на романтические отношения. Одесский пенсионер с чутким сердцем и детской улыбкой бескорыстно поселил меня в своем деревянном домике и организовал концерт. Одесский врач бескорыстно вылечил меня от старой болезни. Знаменитый на весь мир одессит, умница, артист, писатель от чистого сердца подарил мне свои полдня, и мы ходили по её солнечным улицам, и я чувствовала невесомость - от благодарности, от счастья и нежности к человечному и одухотворенному городу, в который влюбилась в детстве по книжкам. Одесса оказалась для меня пропавшим родственником из передачи «От всей души», которого нашла и вывела мне навстречу добрая тётя Валя из детства.
И вот с ней случилась беда. Мне ничего другого не остается, как догоревать до конца и не халтурить в своём горевании.
Как говорит одна моя близкая подруга, всё должно идти естественным путём. И, как говорит другая моя близкая подруга, ушедший должен быть оплакан. По сути, человека, свершившего злодейство, тоже можно считать ушедшим, только от себя самого, а не из мира. Значит, и он должен быть оплакан, потому что шанс, что он захочет вернуть себе себя, мал и жалок.
И я хочу, чтобы моё горевание касалось всех – и убиенных, и убийц, и пособников, и злорадствующих, и потрясенных, и ненавидящих, и равнодушных, и тех, кто всеми нами манипулирует, всех, короче, всех, на том и на этом свете. И особенно тех, кто по своей корыстной нужде замышлял и планировал эту беду… любимые, вот в этом месте я чувствую, какая я нифига не продвинутая, потому что я захожусь от отчаяния и боли при одной попытке представить себе этих людей. Я не умею и даже не считаю себя вправе суметь попросить Бога, чтобы он их простил. Потому что никто из моих друзей и близких не сгорел в этом доме. И я не могу почувствовать то, что чувствуют родственники и близкие убитых. Но мне надо знать – лично для себя, что у меня, как и у любого человека, есть эта возможность – сказать: Господи, прости их. Каждый человек богоподобен, и каждая душа может быть спасена – если я в это верю (честнее - хочу верить), мне надо понимать, что я не имею права на ненависть.
Я не знаю, что еще поможет мне остаться человеком. Если для этого мне надо стать наивной плюшевой слюнтяйкой, пусть я ею стану.
Манипулятор, конечно, знает, что нужно, чтобы ожесточить моё сердце и сделать из меня деревянного солдата. Нужно осквернить святое. И мне никак нельзя позволить им со мной такое делать. Одесса – это святое. И я говорю: Одесса, я влюблена в Вас до гробовой доски. Примите мои слёзы. Мне от Вас ничего не нужно, кроме того, чтоб Вы знали, что Вы – часть меня, часть моей души и моей жизни.
А вечерком достану водочки из холодильника и жахну не за свои красивые сорок пять, а за наступающий День Победы.
Потому что это самый важный праздник в моей жизни, благодаря которому я то, что я есть. И ещё – потому, что «это праздник со слезами на глазах».
Позвоню профессору. Пусть расскажет мне о Курской дуге, о Ленинграде, о героях войны и о том, каким духовным, возвышенным и даже благородным может быть простой, обычный человек («Вы знаете, что значит благородное? Это там, где нет вопроса о чести. Сотворение мира было благородным» как-то так что ли выражался Пятигорский?).
Буду смотреть военную хронику и вздрогну, когда под осколком снаряда упадёт бегущий человек.
Наберусь терпения и буду ждать, когда моё горевание само спрячется на дне души.
Война и любовь вместе разорвут мне голову, так что я оставлю себе любовь и пойду на свою войну – с собственными бесами. Воюю я на ней хреново, а деваться всё равно некуда, надо, чего там. Так что вы простите, что я так много молчу.
Миру – мир, любимые. Берегите себя и любите друг друга.
С наступающим праздником Победы.

Памятка для Оли Ч. про язык и символ

Запомни, Оля, что ты то, что ты говоришь, вслух или про себя. Не обольщайся – это не ты управляешь словами, а они управляют тобой. Язык и символ – сильные вещи, они определяют твою личность.
Если кто-то из твоих любимых носит георгиевскую ленточку как символ чего-то, что он хочет сказать людям сейчас, в 2014 году, связывая себя с орденом св. Георгия опосредованно, для тебя это абсолютно не меняет, Оля, значение и смысл георгиевской ленточки, которая намного старше тебя и значительнее твоей жалкой ленивой жизни и достойна уважения по-любому. И никто не может повлиять на изменение значения и смысла этой ленточки в твоём сознании. Пусть кругом всё обрушится нах – есть вечные вещи, на которые надо опираться и которые нельзя уничтожать в своей голове, потому что не ты их создавала.
Со словами же всё ещё серьёзнее. Запомни, Оля, если поставить над собой эксперимент: хотя бы на месяц избавить свой активный словарь от бранных слов или, там, разговаривать языком Пьера и князя Болконского, то твоя личность изменится.
И наоборот. Если ты позволишь себе вступить в диалог с любимыми людьми, употребляя уже всё равно в каком значении неологизмы «рашка», «хохляндия», «колорадки», «колорады», «бандерлоги» и т.п., то этот язык тебя раздавит, сожрёт и изменит к худшему, возможно, навсегда. Мало того – даже если ты думаешь этими словами, всё равно в каком контексте, разговаривая ими с собой – они тебя сожрут, не сомневайся. Так что слушай своё дыхание, говори своим языком и обтекай эти чёрные пеньки, как это делает ручей, бегущий к морю.
А теперь встала и пошла рисовать, жаба.

Интернационал

А я на днях решила побыть поближе к народу и постричься в нашей шлаковской парикмахерской. Сижу и вижу: у нас тут дремучий интернационал. Половина их клиентов из ближнего, а один из дальнего зарубежья. И пухленькие веселые парикмахерши имеют по отношению к ним материнскую позицию. Один из них сначала объяснился нашей в любви, а потом поведал, что всю ночь бухал. А она его увещевала не пить как русские, потому что у него нутро другое. И приказывала прийти через две недели и отчитаться в здоровом образе жизни. Фейсбука у них нету потому что.

Я люблю свою Родину

Меня тут опять спросили... Хотела написать еще один текст, но подумала, что в этом нет особого смысла. Скажу немного.
Я люблю свою Родину.
Извините, если кого-то обидела.

Митька


Любимые. Позавчера рано утром помер мой кот Митя, названный так в честь художественного движения "митьки".
Он пришел к нам сам 18 лет назад в конце мая. Узнала про себя две неприятные правды. Во-первых, как и миллиарды других таких же идиотов, я 18 лет была привязана к животному как к самому близкому родственнику и другу. И во-вторых, что кот позволял мне жить как бы в детстве, и позавчера детство кончилось.
По этим причинам я пока сильно не в форме. Когда-нибудь я напишу вам о нем большую быль, чтобы вы тоже знали, каким умным и странным способно быть земное существо. А пока принимаю соболезнования.

"...молюсь за тех и за других"

Любимые, простите, что эта записка не для всех.
Я её адресую тому человеку, который встал посередине.
Рядом с трещиной, разделившей его друзей и близких на два фронта.
И который до сих пор стоит там, хотя вместо трещины уже пропасть.

Дорогой мой человек. Мне показалось, что я знаю, почему ты там стоишь.
Если ты сделаешь хотя бы шаг в ту или другую сторону, у тебя разорвется сердце.
И ты не можешь не любить свою Родину, и ты не способен не сострадать своим друзьям, которых
разнесло по обе стороны от тебя.
А они отдаляются от тебя, и ты уже никому не свой, потому что миру понадобились твои принципы.
А ты какой-то мирный, тихий и беспринципный.
А вокруг тебя летают непоправимые слова, которыми твои друзья стреляют друг в друга.
А некоторые из них теперь в местах, опасных для жизни, не фейсбучной, а настоящей.
И ты глядишь на страшные фото, молчишь и плачешь.
Ты абсолютно точно знаешь, что никто из твоих друзей не хочет крови.

Ты в них веришь. И знаешь, что их непоправимые слова родились из боли и страдания.
Если я права, мне нечем тебя утешить, дорогой мой человек.
Только тем, что я там тоже стою.
Смотрю в ту же пропасть, молчу и охреневаю от боли.
Тоже люблю свою Родину и всех своих друзей, где бы они ни жили.
И одна любовь без другой для меня невозможна. Я такая же, как ты.
Я здесь ничего не умею, только любить - их всех, и молиться - за них за всех,
пока они заняты моральным уничтожением друг друга и борьбой за свои правды.
И мне некуда отсюда идти. Я не боец.

Я такая же, как ты, и я очень надеюсь, что ты - не зеркало.
Ты мне нужен - даже когда молчишь.

И там, и здесь между рядами
Звучит один и тот же глас:
"Кто не за нас, тот против нас,
Нет безразличных: правда с нами".
А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.
М.Волошин.

о моей любви к Родине

Я очень не хотела об этом писать по целому ряду причин. Но напишу, что делать.

Меня спросили, что означает любовь к Родине, которую я "декларирую".

Из комментария на ФБ:

«…Объясни, пожалуйста, что такое любовь к родине, о которой ты в последнее время переодически пишешь. Я не гнусно докапываюсь, я просто не понимаю, что это значит в контексте. Родина - это березки и осины? Но тогда я не понимаю смысла деклараций. Родина любима, а потому ей все прощается? Родина любима, поэтому сердце кровью обливается когда за нее стыдно? Или любовь и стыд несовместимы? Или весь этот кошмар не имеет никакого отношения к морали, а политика - удел принципиальных? Я понимаю, что тебе больно, у тебя друзья и ты молишься. Я уверена, что друзья это ценят и что это в принципе прекрасно. Но про родину не понимаю. Возможно , это у меня баг такой в силу личных причин, но ты попробуй обьяснить, не сочти за труд».

Мне-то казалось, я вообще пишу очень тихо и ни о чем не заявляю. Ну что ж тут поделаешь, люди читают это как громкие декларации, потому что сейчас вообще слишком много все кричат. Я понимаю.
И очень прошу вас представить, что следующие слова я пишу вполголоса.

Несколько слов о пространстве, из которого ныне возникают такие вопросы.

Сейчас в сознании планеты и бесчисленных ее представителей моя Родина сварилась с понятием "государство".

Это вылилось в ненависть к России, которую мне физически трудно пережить.

Мне не нравятся никакие государства – с Древнего мира и по сию пору.

А еще больше мне не нравится, когда люди начинают общаться друг с другом как солдатики, принадлежащие каждый к своему государству.

Которые говорят друг с другом словами из новостей и аналитики своего государственного телевизора и чувствуют себя всего лишь правдоносцами, а больше - никем. Но считают, что на сегодняшний день этого достаточно. Что правдоискателями сегодня быть уже не надо. Потому что искать правду - это занятие на месяцы и годы. А мы, во-первых, живем в эпоху скоростей.

А во-вторых, мы очень ленивые, не любим ни в чём разбираться и всегда идем по пути наименьшего сопротивления.
А сейчас у нас созданы все условия, чтобы усвоить несколько политических утверждений, швырять их в бывших друзей и жить в черно-белом мире, чувствуя себя борцами за справедливость.

Я уважаю всякого, кто встал на активную позицию борьбы за справедливость, если только при этом он не оправдывает кровь невинно убиенных людей. Это его право и его жизнь.

Но в этой борьбе за справедливость люди не хотят друг друга понимать, разучились читать тексты друг друга - это легко увидеть, если почитать комментарии - человек пишет одно, а его слова интерпретируют совершенно по-другому.
Люди кричат друг на друга, и никто никого не слышит, и они кричат еще громче.
А тихие и сложные из агрессивной фейсбучной среды либо давно уже свалили, либо читают и плачут.

Теперь обо мне и о государстве.
На моем веку я видела много государственных дядек, которые вроде бы отвечали за мою Россию и передо мной, и перед миром.

Они были весьма разнообразны и одинаково от меня далеки. Они никогда не говорили правды, а поэтому в моей жизни - не имеют ровно никакого веса и значения.

С нежностью я вспоминаю только одну государственную фигуру - Индиру Ганди. В моей жизни это была единственная бескорыстная и человеколюбивая фигура, которая была хоть как-то заметна всем и представляла какие-то ну уж очень романтические идеалы в нашем корыстном кровожадном мире.

Она плохо кончила, как мы помним, да еще, как мне тут люди подсказывают, была совсем не такой лапкой, как мне казалось.
Для меня это – лишнее подтверждение тому, что «государственный вопрос» я для себя раскрыла правильно.

Так что теперь я вообще никогда не обсуждаю эти самые государственные вопросы, потому что само понятие "государство" для меня означает лживую, жадную, бесчеловечную машину, которая в зависимости от обстоятельств делает то или другое.

Которая вспоминает о маленьких людях только обдумывая свои корыстные политические расклады.

Я и эта машина - друг другу не нужны. Я не хожу строем и не намерена этого делать в дальнейшем.

Такую позицию к вопросу о государстве мне привили люди - придающие моей жизни смысл, наряду с Родиной - родственники (а они у меня, как сейчас выражаются, ватники), соседи, сверстники, отдельные учителя, которые не отвечали за мое воспитание перед тем же государством, но зато отвечали перед собственной совестью. И в их учении и состоялась моя правда жизни.

Теперь все-таки о любви к Родине.

Чувству любви к Родине меня научили в провинциальном советском детском саду.

А в провинциальной советской школе мне рассказали, что Родину любили Пушкин, Толстой и миллионы, которые за нее воевали и погибли. Меня этому научили так хорошо, что я с этим чувством умру.

С тех пор Родина - это смысл моего существования.

Это моя жизнь, и мне абсолютно всё равно, плохой или хорошей ее считают другие люди. Извините за выражение, но Родина - это моя мать - эта затертая фраза для меня есть обстоятельство, благодаря которому я сейчас стою там, где я стою.

Для меня с одной стороны есть Родина, а с другой - смерть.

Напоминаю, что я пишу об этом совершенно спокойно и вполголоса.
Я вообще не думала, что мне когда-то придется писать словами такую очевидность.

Это земля, которая меня родила, воспитала, выучила и сделала такой, какая я есть.

Возможно, кого-то смущает, что я пишу слово "Родина" с большой буквы.

Извините великодушно, этому меня тоже научили в советской школе.

Там же, кстати, меня научили интернационализму. И еще – не обижать слабого. Во всех смыслах этого выражения.
И лично я стараюсь никогда и никого не обижать, тем более - слабого.

Да, это чувство мне привили в школе при режиме, которого нет. И я вам больше скажу: я до сих пор страдаю, что моя детская мечта о коммунизме и братстве народов оказалась детской мечтой.

И в этом смысле - я самый что ни на есть стопроцентный совок и ватник.

И в этом смысле - меня уже никто не переделает, можно только отфрендить.

Родина - это я сама, только без мыслей о еде, колготках и банковской карточке.

Это волнующая субстанция моей души, которая заставляет меня смотреть вверх, размышлять о духовном пути и читать трудного Достоевского.

Березки-осинки? Да, конечно.

Всякий раз, когда мой самолет приземляется в московском аэропорту, и я начинаю различать речки и леса, я чувствую теплую, высокую, благодатную волну, захлестывающую мое сердце, которую и называю "чувство Родины".

То же чувство меня накрывает в любом месте России - в Мурманске, Тамбове, Владивостоке, когда я смотрю из окна поезда или автобуса. Это самое высокое и человеческое, что я способна почувствовать в своем сердце, так как же мне не говорить, что я люблю Родину?

Теперь про «стыдно». В начале апреля я написала в ФБ записочку для своих украинских друзей:

«Дорогие мои родные украинцы. Я всегда вас любила, а сейчас - еще крепче. Вы такие красивые люди, которые как бы специально созданы для любви и только для любви. Мне стыдно, что мне нечем вас поддержать, потому что я слабый, трусливый и мирный человек. Я только за вас молюсь, но стараюсь делать это изо всех сил, от всего сердца. Один Бог знает, как вам сейчас трудно. Сейчас такие времена, когда всё выглядит так, как будто Бога нет. И вера моя слабая и жалкая. Но я всё равно буду за вас молиться и не перестану вас любить.»

Простите меня. Больше мне нечего сказать.
Извините, если кого обидела.
Я люблю всех своих друзей, не отфрендила за последние месяцы ни одного человека - потому что уважаю их духовную и социальную жизнь и их позицию - никто из них не хочет крови и ада.
Но в моей жизни тоже есть вещи, которые для меня являются жизненно важными. И я надеюсь на взаимное уважение.

PS: Человек, который задал мне вопрос, сказал, что он спрашивал не об этом.
Я, в общем, действительно, человек туповатый и могу ответить не на то, о чем спрашивали. Особенно в нынешних обстоятельствах.

а) Родина любима, а потому ей все прощается?

Ты говоришь о действиях российского правительства, а я говорю о своей Родине. О том, хорошем, добром и светлом, что во мне есть и что воспитано во мне моей страной.
Я не могу назвать правительство России своей Родиной. Я не могу назвать государственную российскую машину своей Родиной.
И попыталась развести эти вещи, но, видимо, неудачно.

б) Родина любима, поэтому сердце кровью обливается когда за нее стыдно? Или любовь и стыд несовместимы?

Россия - большая, мудрая и добрая. Потому что в ней живет огромное количество хороших людей, которых я люблю, без которых я не могу и за которых мне не стыдно. Мне стыдно за гопничество и беспредел, который у нас творится.

Но стыдно именно потому, что я знаю, что моя любимая Родина - большая, мудрая и добрая.

в) Или весь этот кошмар не имеет никакого отношения к морали, а политика - удел принципиальных?
Я и вправду не понимаю вопроса. Честное слово :( Политика - удел политиков. И политически активных граждан.
Я на чистом глазу не знаю, какое это имеет отношение к моральным ценностям и принципам. В моем мире моральные принципы выковываются в трудном и медленном процессе самовоспитания отдельно взятого человека. Для которого главное в этой жизни не бабки, а живые люди, любовь и Родина.

Больше я не знаю, как ответить. Извините меня.

Жителям и гостям Манхэттена

Любимые !
У меня есть творческая задача, которую я не могу никак решить, сидя в саду под Рязанькой.
Мне надо очень хорошо представлять себе место в Манхэттене, как будто бы там начало тридцатых годов, и в нём несколько детишек в ранних сумерках играют на улице - в шарики, в мячик или во что они там играли.
Где это могло быть ? Как это могло выглядеть ? Какие дома и вообще ?
Там же ведь должно было быть достаточно тихо, без машин, чтоб они играть могли. Мне нужен вид немного сверху, но не слишком.
Не могу найти подходящего фото. На www.shorpy.com тоже была уже.
Если это не очень для вас геморройно, сфотайте мне, пожалуйста, такое место - с высоты примерно 3-го этажа. То есть, немного сверху, но не высоко.
Можно без детей, но все же с какими-то людьми. То есть, оно должно быть как бы немного сверху, но чтобы людей можно было хорошо разглядеть в такой перспективе. И вокруг должны быть все-таки какие-то дома, потому что мне нужны от них карнизы. Очень приспичило такую картинку нарисовать.
А может быть, вы такое место и такой ракурс видели в каком-нибудь старом фильме - скажите, в каком, пожалуйста.
У Сэлинджера про это место и про игры:
"Кстати, к сведению непросвещенных читателей, ступболл - это такая игра, когда мячик бросают о ступеньки каменного крыльца или о стенку дома.
Мы обычно играли литым резиновым мячиком и невысоко били им о какое-нибудь гранитное архитектурное "излишество" - весьма популярную на Манхэттене помесь не то ионическо-греческих, не то римско-коринфских колонн, украшавших фасад нашего дома".
"По нашим правилам, первый игрок катит или бросает свой шарик, свой "биток", вдоль какой-нибудь боковой улочки, там, где не стоят машины, стараясь бросить его футов на двадцать - двадцать пять, так, чтобы он откатывался с обочины. Второй игрок старается ударить по этому шарику, бросая свой с того же места. Удается ему это очень редко - на пути его шарика немало мелких помех: тут и неровности на мостовой, и возможность ударить по краю тротуара, и попасть в кусок жвачки или в любой типично нью-йоркский мусор, - я тут не считаю обыкновенного неумения попадать в цель. А если второй игрок промазывал на первом же ударе, то его шарик обычно застревал на самой уязвимой точке для второго, очередного, удара противника".
"Однажды к вечеру, в те мутноватые четверть часа, когда на нью-йоркских улицах только что зажглись фонари и уже включаются автомобильные фары - одни горят, другие еще нет, я играл в "шарики" с одним мальчиком по имени Айра Янкауер, на дальнем тротуаре переулка, выходившего прямо напротив входа в наш дом."
(Дж.Сэлинджер. Симор. Введение)
Ну и обнимаю всех-всех !

...мне стыдно радоваться жизни...

Любимые! Вернулась в ФБ, почитала письма в мир некоторых из вас, испоганила себе всё настроение к черту, которое и без того хреновое, потому что, когда одни люди убивают других людей, мне стыдно радоваться жизни.
Я всегда думала так:
Простому человеческому человеку больше всего на свете нужна любовь.
А политику нужна не любовь, а человеческое доверие. А когда его в жопу клюет петух, ему ещё нужны война, ложь, срач и морок. Возвышение себя и унижение других.
В политике нет любви. А это признак ада.
И значит, просто человек лучше политика и дальше от ада.
И значит, когда простой человеческий человек отдает душу и мозг политике, он становится хуже.
Я читаю и вижу, что любви стало меньше.
А потому знайте: я все равно буду любить вас всех, без разбору, сильно-сильно, что бы ни случилось и что бы вы ни говорили. Просто из тупого бараньего упрямства. Мне плевать, что это глупо. Сейчас всё глупо.

Измененное сознание

Человек, демонстративно унижающий других людей, либо несчастен, либо находится в измененном сознании. Нужно тренироваться испытывать к нему сострадание или другие теплые чувства, но ни в коем случае не отвечать симметрично. Иначе будешь несчастен сам или уйдешь в измененное сознание.
Доставать из себя хорошее гораздо труднее, чем плохое. Придется тренироваться. Это я себе. Но может, еще кому пригодится.

Об имиджах

В 90-х, когда профессор Ф. пытался мне объяснить, почему он посвятил свой научный труд имиджам, я смеялась и не хотела даже слушать. Ведь главное - искренний, прекрасный человек и его духовный рост, нет, что ли?
А профессор, уже прочитавший Делёза и Гваттари, скорбящий про шизофренезацию всей планеты, только вздыхал и пил водку.
Теперь и я скорблю, озирая сегодняшнюю социальную виртуальность, где всё вдруг стало чужим и жестоким.
И с грустью констатирую: имидж - всё.
Главное усилие для меня в таких условиях - не ходить ни с кем строем. Но это легко сказать. Стоит сделать шаг, попадешь в какой-нибудь да строй. Чтобы этого не случилось, видимо, надо делать что-то уникальное, одинокое и захватывающее душу. Что-то трудное, иррациональное и невыгодное с точки зрения имиджа.
Тогда есть шанс устоять. Надо только выяснить, что же это такое может быть.
Ну и пора читать Делёза и Гваттари. Боюсь только, я там ничего не пойму.

О свободе выбора

А вот спросил бы меня кто-нибудь сегодня: за что б ты тяпнула стопарик?
Я б ответила: а за то, что между стимулом и реакцией есть свобода выбора.
Ну в самом же деле! Вот уж действительно праздник, который всегда с тобой.

И вновь я монстр! нарисовала 30 картинок по Сэлинджеру!

Нарисовала 30 картинок по Сэлинджеру!
Все картинки туттут и тут.

Вчера Космос послал мне сразу трех Дедов Морозов

Вчера Космос послал мне сразу трех Дедов Морозов.
Первый предстал в виде светоносной Анечки Андрюшкиной, подарившей мне дорогущий двухтомник Норштейна "Снег на траве", о котором я мечтала несколько лет. Анечка материализовалась рядом в тот самый роковой час, когда книжка - вот она, и автор - вот он, готов подписать, а деньги на книжку, естественно, забыты дома. На самом деле Анечка была похожа на фею - воздушную, веселую, в чем-то белом и легком, светящуюся и сверкающую. "Олька, можно я тебе ее подарю?" Мне стало как-то легче дышать от того, что Дед Морозом она была в тот день не только для меня, судя по неслабецкой стопке "Ежиков в тумане" и "Снега на траве", которые Анечка купила, а автор безропотно все подписал. После этого фея одарила автора корзиной цветов, тот сам расцвел, а фея, наконец, успокоилась и сама преисполнилась счастьем.
Вторым Дедом Морозом и самым похожим на него был, собственно, сам Норштейн, который подарил мне и всем несколько космических мыслей, а в конце показал 20 минут "Шинели" без звука. Этот подарок был еще более космическим, чем все его мысли. В наше время, когда люди живут, любят, воюют, утешаются, грезят словами и звуками - убрать звуки и оставить людей в тишине! Нас было много, переживавших эти немые 20 минут "Шинели", и это тоже почему-то было очень важно. На пятой минуте какая-то девушка тихонечко спросила: "А звука не будет?" - и зал счастливо засмеялся.
Третьим стала Маха Махова, которая ехала в Рязаньку десять часов привезти мне подарки от израильских Дедов Морозов, ну и посидеть, покурить со мной на лавке около филармонии и памятника грибу с глазами, а также рассказать, как надобно относиться к людям, которым нехорошо, и они делают нехорошее.
Рассказала и с утра уехала обратно до своего Иваново.
Спасибо вам, Деды! Здоровья, радостей, любви и мира - вам и всем-всем-всем. Как хорошо, что вы есть на свете!

Если я восклицаю...

Если я восклицаю: "Я не понимаю!" и при этом чувствую в душе доблесть и превосходство, значит, я и не хочу ничего понимать.

У меня вышла книжка

Дорогие и любимые! Это очень странно, но у меня вышла книжка. У нее на обложке написано: "Прочие штуки. Песни Ольги Чикиной".
В ней много букв, нот и картинок (картиночек штук 60).
14 декабря (воскресенье) в 20:00 в книжном клубе-магазине "Гиперион" будет презентация.
Поскольку песни в книжке все старые, я подумала, что было бы хорошо собрать друзей и спеть вам и друг другу свои старые песни, которые по каким-то причинам нам дороги.
В праздничном концерте "Старые песни" выступают: Ольга Чикина, Елена Фролова, Наталья Дудкина, Владимир Бережков, Сергей Труханов, Игорь Белый.
Такая вот петрушка. Приходите! Будем отмечать